ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Они ни от кого не прятались. Они прошло нашли единственное помещение на корабле, в котором было достаточно места для небольшого «парного танца», и немного не рассчитали того, сколько шуму они производят. Ирма зашла неожиданно и попросила их немедленно прекратить, на что Радэк ответил отказом и заверил ее, что все в порядке, и они с Акселем просто развлекаются. Поскольку уровень интеллекта Ирмы был выше сорока единиц, она не поверила и пошла делать то, что в таких ситуациях указывали инструкции, — жаловаться старшим. Вопреки общепринятым порядкам на корабле теперь было два капитана, и Ирма могла нажаловаться любому из них. Она была в нормальных отношениях с Вильмой, хотела с ней подружиться, но никак не могла нащупать точки соприкосновения, и все же настоящим авторитетом для нее был Ленар. Такое отношение было непрофессиональным, и в тот вечер Радэк в первый раз был рад ее избирательности.

Когда Ленар пришел, он практически сразу перешел на крик, но быстро успокоился, когда увидел, что Ирма слегка приукрасила, крови и кишок нигде не было, все кости были целы, а ситуация поддается контролю. Он поинтересовался, где Радэк с Акселем добыли себе боксерские перчатки, капы и защитные шлема, и узнал много нового о станциях для дальнего космоса. Люди, вынужденные жить в тесном космическом поселении месяцами, а порой и годами, неизбежно накапливали напряжение, как корпуса кораблей накапливали статику. Боксерские спарринги были хорошим способом снять это напряжение, способствуя при этом поддержанию физической формы. Где именно заканчивалось насилие, и начинался спорт, было скорее философским вопросом, и устав не давал на него четких ответов. Но Ленар, не будучи клиническим идиотом, прекрасно понимал, что схватка между двумя мужчинами, недавно вступившими в конфликт, не могла являться спортивным поведением. Он велел им заканчивать и расходиться, а Радэк попросил у него «еще один раунд». Ленар стал для них на этот раунд чем-то вроде рефери, и внимательно наблюдал за каждым их движением, готовясь в любой момент выкрикнуть «стоп» и раздать подзатыльники. Таймер опередил его, и закончил трехминутный отсчет. Раздался сигнал, заменяющий гонг, и соперники, словно по команде, расслабились. Они ударились кулаками в старинном боксерском жесте, заменяющем рукопожатие, и в тот момент Ленар сдался. Приди вместо него Вильма, она бы уже давно разогнала двух дураков по противоположным частям корабля и заставила бы их в наказание cварить друг для друга тюремные камеры, но в Ленаре взыграл сугубо мужской интерес к контактному спорту, и посеянное зерно начало прорастать.

На следующий день, когда на «Магомете» успешно были запущены реакторы, жизнеобеспечение и искусственное притяжение, Ленар вступил в тайный сговор с Радэком, Акселем, Ильей и… в общем, с половиной населения корабля.

И затем устроил остальной половине приятный сюрприз.

Если Ленар и хотел организовать запоминающееся завершение своего контракта, то он не мог придумать способа лучше, чем показательный боксерский поединок, и показательным он был во всех смыслах. Ленар даже заставил Петре расчехлить свою камеру, а когда Петре поинтересовался, насколько гладиаторские поединки посреди космоса согласуются с уставом, Ленар заверил его, что сможет уладить юридические нюансы. Так он и сделал, заставив Радэка и Акселя заполнить несколько документов, которые освобождали всех троих от ответственности. Они собирались драться, но если они будут драться по всем правилам, то это будет уже не драка, а спорт, который формально не был запрещен уставом. Ленар взял свод правил проведения боксерского поединка, и немного их ужесточил, заставив соперников поставить свои подписи и там тоже. Если поначалу соперники воспринимали его идею с энтузиазмом, то спустя примерно пару десятков подписей поняли, что такой спорт им не нужен. То, что они изначально затевали как средство сброса избыточного давления, Ленар умудрился превратить в средство для его нагнетания. Даже такое чистое и искреннее чувство, как желание одного мужчины промассировать лицо другому мужчине, может быть безнадежно отравлено публичностью. Если между Радэком и Акселем и оставались еще какие-то трения, то они все вдруг исчезли перед перспективой устроить шоу перед зрителями. В какой-то момент Радэку даже показалось, что Ленар их так замысловато наказывает, и взял это на заметку. Когда он будет воспитывать своих детей, он будет знать, как отбить у них все удовольствие от шалостей.

В честь этого события Ленар сократил рабочие смены, и когда все было готово к мероприятию, Вильма сказала:

— Я не пойду.

— Почему? — спросил Ленар в намерении наплевать на любой из возможных ответов.

— Потому что это бред какой-то. Я не хочу смотреть, как двоих людей заставляют избивать друг друга.

— Они делают это по своей воле.

— Еще хуже. Твой долг, как капитана, не допускать подобного поведения.

— Мой долг, как капитана, поддерживать порядок на судне, и если мои подчиненные будут драться, то лишь с моего разрешения и на моих условиях. А твой долг — подчиняться приказам своего капитана.

Она пригрозила ему оттопыренным указательным пальцем.

— Я с этим в корне не согласна.

— Твое право. Но пойти на бой тебе придется.

— С какой стати?

— Предпочтешь сидеть здесь одна и гадать, сколько синяков получил твой будущий подчиненный?

— Да чтоб тебя черти взяли, Ленар! — прохрипела она, ошпарив свое горло неаккуратным глотком кофе, и из ее глаза выкатилась слеза. — Если ты думаешь, что мной можно так легко манипулировать, то ты очень низкого обо мне мнения.

— Хорошо, тогда буду манипулировать тобой по-другому. Я приказываю тебе пойти на бой.

— А твой приказ имеет под собой какую-то рабочую необходимость?

— Разумеется. Как и твоя озабоченность своей внешностью.

— Моя внешность — это мое личное дело.

— Не спорю, но знаешь ли ты, что лучше всего красит женщину?

Она отвела взгляд в сторону, и по нему читалась тысяча вещей, которые промелькнули у нее в мыслях за жалкую долю секунды.

— Чулки? — неуверенно спросила она.

— Улыбка, Вильма! — воскликнул Ленар, и ей в назидание кончиками пальцев приподнял уголки своего рта. — Нам нужно чаще улыбаться.

Их спор закончился на фразе «и чтоб я от тебя больше не слышал ничего про чулки». Вильма осталась при своем мнении, словно столб, вкопанный в землю на шесть метров. Ленар отправился на организацию боя без нее.

На буксире просто физически не было достаточно открытой площадки, чтобы организовать небольшое выступление со зрителями, зато такое место имелось на «Магомете». Ленар был наслышан о том, насколько это была комфортабельная по космическим меркам станция, но в тот единственный раз, когда он был внутри, он видел лишь холодные темные коридоры, запертые двери и отсек криостаза, от одного вида которого мороз по коже бегал прямо внутри накопившего жар тела скафандра. Ему предстояло познакомиться с «Магометом» во второй раз, и, увидев изнутри освещенный шлюз, он понял, что на этот раз оказался внутри совершенно другой станции. Станция по-прежнему была пустой, но потертости и царапины на обшарпанных переборках напоминали, что это место когда-то давно было обжито людьми. Свет, льющийся с потолков, был мягким и теплым, подражая естественному светилу, а воздух был влажным и прохладным, словно в сельской местности ранним утром. Создатели этой станции явно знали, чего не хватает людям при длительной работе в дальнем космосе.

Спортзал, рассчитанный на обслуживание тысячи человек, мог принять в себя около пары десятков человек за раз, но даже это казалось Ленару роскошью: в нем были съемные турники и брусья, навесные утяжелители, ручные снаряды, силовые скамьи, гимнастические кольца и один боксерский мешок, натянутый тросами между полом и потолком. При полном отсутствии многофункциональных тренажеров, которые нельзя было быстро переместить в другую часть зала, все равно складывалось впечатление, что тут есть все необходимое для борьбы с гиподинамией и для поддержания тонуса мышц после длительных работ в невесомости. Пробежки можно было делать и по длинным коридорам с большим радиусом изгиба, а дополнительное отягощение осуществилось при помощи контрольной панели, регулирующей местную силу тяжести. Переборки пестрили мотивирующими плакатами с бегущими спортсменами, схематичными изображениями разных групп мышц, инструкциями по правильной работе с тяжелыми весами и статьями о том, что ждет человека, который мало двигается. Покрытие из этиленвинилацетата, в котором утопал весь спортзал, делало палубу мягкой, и на нее хотелось прилечь.

52
{"b":"679395","o":1}